Вышивка Мэй Моррис: талантливая дочь великого отца

Вышивка Мэй Моррис: талантливая дочь великого отца

Многим из нас хорошо знакомо имя Уильяма Морриса – знаменитого художника и дизайнера, создавшего множество восхитительных узоров и принтов, десятки которых воплощены в вышивке в самых различных техниках. Но куда менее широкой публике знакомо имя его дочери, Мэй Моррис, хотя она не только унаследовала художественный талант отца, но и стала выдающимся дизайнером по вышивке.

вышивка мэй моррис уильям моррис

Сегодня предлагаем вам познакомиться с биографией и необыкновенными работами одной из самых примечательных вышивальщиц своего времени!

Прерафаэлиты, музы и маленькая художница

Портрет Мэй Моррис, 1872, Данте Габриэль Россетти 

Мэри (Мэй) Моррис (25 марта 1862 — 17 октября 1938) была младшей дочерью уважаемого и популярного дизайнера, писателя и издателя Уильяма Морриса и его супруги и модели Джейн Бёрден, которую еще современники окрестили воплощением идеала красоты прерафаэлитов. Подобное окружение не могло не оставлять определенный отпечаток на характере девочки, поэтому росла она восприимчивой, внимательной и рассудительной.

Когда Мэй было восемь, она вместе со старшей сестрой приехала погостить в замок одного из друзей своего отца, Джорджа Говарда, будущего графа Карлайла. В то время она вела дневник, в котором в самом начале презентует себя следующим образом:

“Ради мамы и в случае, если эти строки будут читать те, кто со мною не знаком, я полагаю, мне следует представиться и описать себя. Я самый настоящий сорванец, но там (прим. – в замке Говарда) я не слишком озорничала, опасаясь подать дурной пример младшим детям, с которыми мы проживали. Двадцать пятого мая мне будет 9 лет. Я очень неряшлива, вечно перепачкана и, стыдно сказать, частенько непослушна. Челка у меня слегка вьется. Глаза голубые. Я не полная и не слишком худая. Теперь, когда я себя описала, предоставляю моим читателям право самостоятельно решить, красива я или дурна”.

Мэй Моррис вышивает дома в Хаммерсмите, около 1920 гг 

Вышивать Мэй училась у своей матери и тетушки Бэсси Берден, которых в свою очередь… научил сам Уильям Моррис (мать Мэй происходила из крайне бедной семьи и образование и все художественные навыки и знания приобрела уже войдя в круг прерафаэлитов). В 1881 году Мэй поступила в национальную художественную школу, где изучала вышивку, а уже через четыре года, в свои 23, девушка возглавила отдел вышивки в компании своего отца.

Одна из самых знаменитых работ Мэй Моррис, “Прекрасные дамы”

В списке главных заслуг Уильяма и Мэй Моррис – настоящее возрождение интереса и техник свободной вышивки гладью, которую правильнее было бы назвать живописью иглой.

вышивка мэй моррис уильям моррис

Такая вышивка (преимущественно шелком) поощряла авторский подход и креативность – в противовес популярной в то время берлинской вышивке шерстью и вообще счетным видам вышивки, будь то крестик или гобелен.

Популяризация вышивки и преподавание

Мэй Моррис внесла огромный вклад в развитие образовательной системы в области вышивания – она активно преподавала в Королевской школе вышивки, которая в то время была единственным заведением, предлагавшим развернутый качественный практический курс (как ни странно, в ряде других мест можно было прослушать только теорию, без возможности вышивать на практике).

С 1897 года Мэй также преподавала вышивку в Центральной школе искусства и дизайна в Лондоне, где уже через два года возглавила отдел вышивания.

Совет, который некогда Мэй Моррис дала всем вышивальщицам, актуален и сегодня спустя более сотни лет:

“Мои замечания не так банальны, как может показаться, и все они ведут к главной аксиоме, “аккуратность и опрятность”, без которых ваше произведение ничто. Мне доводилось видеть работы, которым позволяли лежать в комнате где попало в перерывах между вышиванием, собирая пыль и грязь. Можно представить себе, как тускло и бледно смотрятся такие вышивки, ну а в целом подобное отношение наглядно отражает довольно скверный подход к труду.

Настоящий талант, как настоящий гений, никогда не допускает неопрятности. Достижение высокого уровня порядка и аккуратности, на которые я делаю такой серьезный акцент, является неотъемлемой частью ученичества, и пройти этот этап предстоит каждому будущему мастеру, в студии или дома, обучаясь в классе или самостоятельно, дабы достичь превосходства в каком бы то ни было виде искусства”.

Именно на этих строчках так хочется вспомнить детский дневник Мэй, где она честно и открыто признавалась в том, что она неряха и сорванец, и в очередной раз отметить, что работа над своим мастерством – это, в первую очередь, работа над собой!

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz